Грант на стажировку в университете Джонса Хопкинса в США

Грант на стажировку в университете Джонса Хопкинса в США

Путешественница и наша постоянная авторка Екатерина Борисова объездила уже почти весь мир, не забывая рассказывать о своем опыте нашим читателям. На этот раз Катя оказалась на стажировке в Вашингтоне и сделала для 34travel подробный отчет о том, как туда попасть, что тебя ждет на месте и почему культурный шок обязательно накроет – но это нормально.

Грант на стажировку в университете Джонса Хопкинса в США

Зимой 2016 года мне попалась статья 34travel о волонтерских программах по всему миру. Оттуда-то я и узнала про профессиональную стажировку в США от Atlas Corps. К тому времени параллельно с основной работой я уже несколько лет волонтерила в разных социальных организациях и очень хотела попробовать что-нибудь такое за границей.

Единственное, что меня останавливало – подавляющее большинство программ предполагало работу на низкоквалифицированных позициях, а мне не хотелось делать перерыв в работе маркетолога. Ну а в программе Atlas Corps все сошлось – здесь тебе и стажировка в социальных проектах, и должность в соответствии с твоей квалификацией.

  Вот уже полгода я живу в США и прохожу стажировку в Вашингтоне на должности Communications & Engagement Manager в самом Atlas Corps. В этой статье делюсь, как пройти отбор на программу, как устроена офисная жизнь в США и как бороться с культурным шоком на месте. Тем более, что совсем недавно открылся набор на стажировки в 2020-2021 годах.

Дедлайн 1 мая 2020 года.

О программе Atlas Corps 

Atlas Corps – программа 12-18 месячных профессиональных стажировок в ведущих некоммерческих организациях США и в социальных проектах крупных коммерческих компаний. Кстати, этот список принимающих организаций – первое, что поражает при знакомстве с программой.

Здесь представлены ООН, «Гринпис», WWF, «Красный крест», Microsoft, IBM, AirBnB, Voice of America и еще несколько сотен больших и малых НКО и стартапов по всей стране. В общем, каждому найдется место по интересам. Ну и, конечно, в какой бы организации ты не проходил(-а) стажировку, сможешь приобрести там просто небывалые контакты.

Только представь, что у тебя вдруг появляются друзья из «Красного креста», ООН, ЮНИСЕФ и Microsoft.

Еще одна хорошая новость – программа Atlas Corps рассчитана на специалистов среднего звена с высшим образованием и призвана прокачать именно твои профессиональные скилы.

Здесь требуются юристы, финансисты, журналисты, маркетологи, программисты, аналитики, менеджеры проектов, ивент-менеджеры – список специальностей огромен! Единственное условие – стажеры должны проявлять желание работать именно в социальных и некоммерческих проектах.

Хорошая новость: если для нас социальные проекты сводятся к помощи малоимущим или тяжелобольным, то в США понятие некоммерческой сферы гораздо шире.

Возможно, ты преподавал(-а) в школах, университетах или вел(-а) разговорные клубы, а может принимал(-а) участие в корпоративной благотворительности или помогал(-а) малым предпринимателям? Да даже если в КВН играл(-а) в университете – все это относится к социальной сфере.

Ну и последнее – это оплачиваемая стажировка! Ежемесячно стажеры получают стипендию $ 1500-2500 в зависимости от города проживания. Кроме того, Atlas Corps оплачивает билеты до места стажировки и обратно, медицинскую страховку, компенсирует затраты на получение визы J1 (он же готовит и весь пакет документов для нее) и платит единовременную стипендию по окончанию программы — $ 500-750. 

Грант на стажировку в университете Джонса Хопкинса в США

  • Итак, давай пройдемся по требованиям для подачи на стажировку:
  •       Возраст до 35 лет включительно на момент начала стажировки;
  •         Высшее образование (от бакалавра и выше);
  •         От 2 лет опыта работы по специальности;
  •         Высокий уровень владения английским языком;
  •         Желание стажироваться в социальных проектах;
  •        Возвращение домой как минимум на 1 год после окончания стажировки (во многих визах есть дополнительное условие о возвращении в страну проживания на 2 года).

Грант на стажировку в университете Джонса Хопкинса в США Грант на стажировку в университете Джонса Хопкинса в США Грант на стажировку в университете Джонса Хопкинса в США

Как проходит отбор на программу

Условия программы Atlas Corps, конечно, заманчивые, если бы не одно но. Это очень высококонкурентная программа: ежегодно на нее подают заявки 10000 человек со всего мира, а приезжает в США порядка 75-100 стажеров. Получается, что % приема на программу меньше 1 %. Настоящая лотерея, не правда ли?

Все начинается с заполнения анкеты. Анкета длинная и похожа на стандартное резюме. Приготовься потратить на нее 5-7 часов, а лучше несколько дней – к заполнению анкеты можно возвращаться в любое время и даже исправлять предыдущие ответы.

Хорошая новость: для подачи на программу не требуют сертификаты о знании английского языка.

Однако тебе придется предоставить переведенный диплом с перечнем изученных предметов (можно перевести самостоятельно), примеры работ и две рекомендации от коллег или начальства с предыдущих мест работы или волонтерства.

Что касается рекомендаций, то в самой анкете ты указываешь имена и электронные почты двух рекомендателей. Им приходит письмо с просьбой дать рекомендацию и ссылкой. Перейдя по ссылке, они найдут несколько вопросов о твоих профессиональных и личных качествах – все само собой на английском языке.

Ну а после того, как ты получишь все рекомендации и заполнишь анкету, можешь смело жать Submit, отправлять заявку на проверку и набираться терпения. Проверка анкеты может растянуться на долгие месяцы – все зависит от количества кандидатов, твоей специальности и открытых вакансиях в принимающих организациях.

Например, если в этот набор требуется больше технических специалистов, то их анкеты будут проверять в приоритетном порядке. Так, среди стажеров в моем заезде были те, у кого отбор занят 1,5-2 месяца (им просто очень повезло – как раз появилась вакансия, идеально совпадающая с их резюме). Мне же для прохождения всех этапов потребовалось 2 года.

Есть отдельные кандидаты, которые ждут в списке «полуфиналистов» по 5-6 лет – уж очень редкие у них специальности.

«Мне для прохождения всех этапов потребовалось 2 года. Есть отдельные кандидаты, которые ждут в списке «полуфиналистов» по 5-6 лет»

Допустим, твою анкету наконец проверили и ты прошел(-шла) на следующий этап – интервью с представителем Atlas Corps. Основные задачи интервью  – проверить твой уровень английского, сведения из анкеты, а также желание и готовность участвовать в программе.

После интервью Atlas Corps принимает окончательное решение: добавлять тебя в список полуфиналистов или нет. Но даже если тебе было отказано – не расстраивайся. Можешь спокойно переподаться на программу в следующем году.

Я лично знаю стажеров, которым в первый раз было отказано, но они переподались и попали в этот заветный 1 %!

Если же ты прошел(-ла) в список полуфиналистов, то опять придется запастись терпением. На этом этапе все зависит от твоей анкеты, удачи и принимающей организации. Как только принимающая организация сообщает об открывшейся вакансии, Atlas Corps подбирает с десяток подходящих анкет полуфиналистов.

Затем уже представитель организации выбирает 3-5 человек для интервью, ну и окончательное решение остается за ним. Иногда хост просит провести не одно, а несколько интервью с одним и тем же кандидатом.

За время отбора (буквально за одну неделю) у меня было 3 интервью с двумя принимающими организациями, и в итоге меня взяли стажером в сам Atlas Corps.

Ну а после того, как ты получил(-а) поздравительное письмо и оффер и вдоволь напрыгался(-лась) до потолка, начинается процесс оформления виз, получения медицинских справок для страховки и упаковки чемоданов. Все стажеры Atlas Corps получают американские визы J1 для программ обмена. В дополнении к визе идет пакет документов – их оформляет Atlas Corps и высылает при помощи DHL.

Тебе нужно только сфотографироваться, заполнить анкету на визу и записаться на собеседование. Платить $ 160 визового сбора нужно самостоятельно – по приезду в США и предоставлению чека тебе эти деньги вернут. Сложностей при получении визы я не испытывала. Более того, в посольстве США в Москве у меня попросили показать всего один документ – форму DS-2019, а после поздравили с получением визы.

Грант на стажировку в университете Джонса Хопкинса в США Грант на стажировку в университете Джонса Хопкинса в США

О жизни стажера в США

Главный вопрос, можно ли выжить в США на небольшую стипендию? Можно и еще как! За полгода стажировки я успела трижды съездить в Нью-Йорк, посетить Филадельфию, Бостон, Атлантик Сити, побывать на Атлантическом океане и провести недельный отпуск на Гавайях! Рассказываю, как это организовать.

Итак, я получаю ежемесячную стипендию в $ 1700. Если вычесть расходы на мобильную связь с безлимитным интернетом и жилье, то остается $ 800. Я снимаю комнату в shared house, арендуемом Atlas Corps. В нашем 3-этажном небольшом таунхаусе расположено 4 комнаты, 2 ванные, гостиная и кухня.

Дом находится всего в 20 минутах ходьбы от Капитолия, а до офиса здесь и того меньше – 10-15 минут прогулочным шагом. Именно поэтому на транспорт я не трачусь вообще. Если же снимать жилье дальше от центра, можно платить в месяц всего по $ 500-600. Однако в этом случае придется тратить $ 80-180 на проезд.

Читайте также:  Фонетика английского языка для детей: транскрипция и слова с озвучиванием

Хорошо тем, у кого принимающая организация расположена также за пределами города.

Многие принимающие организации компенсируют стажерам затраты на транспорт, организуют питание в офисе, могут выдать медстраховку более высокого класса, предоставить ноутбук в личное пользование или даже поселить в корпоративное жилье.

В моей принимающей организации (Atlas Corps) для каждого сотрудника есть «фонд профессионального развития».

В рамках этого фонда я могу выбрать профессиональные местные и международные конференции, которые хочу посетить, и компании оплатит мне входной билет и перелет до места их проведения.

Еда и другие предметы первой необходимости обходятся в районе $ 200-300 в месяц. Сейчас я питаюсь дома и предпочитаю затариваться не в самых дешевых супермаркетах с «органической» едой и покупать гречку в русских магазинах.

Хотя первые несколько месяцев я стабильно обедала в кафе, бюджет от этого не сильно изменился. Вообще в США нет привычных нам бизнес-ланчей, так что обед в кафе здесь стоит прилично.

Именно поэтому подавляющее большинство офисных сотрудников приносит еду из дома.

На оставшиеся от стипендии деньги можно купить новую технику (ты бы видел(-а) местные цены на макбуки и айфоны – они раза в 2 ниже, чем у нас), отправиться в путешествие, обновить гардероб, сходить на концерт, игру НХЛ или NBA.

Правда, все эти развлечения в США стоят дорого. Так, билет даже на самый захудалый концерт вряд ли обойдется дешевле $ 70-100, поход в бар или ночной клуб начинается от $ 40-50. Ну а за поездку в Нью-Йорк на выходные придется выложить не менее $ 300.

Тратить деньги в США нужно с умом. В этом помогут местные распродажи, специальные акции, скидочные карты и программы лояльности.

Так что если напрячься, то за 1-1,5 года можно посмотреть всю страну, обновить гардероб и технику, научиться готовить и что более важно, завести друзей по всему миру и повысить свою профессиональную квалификацию.

Грант на стажировку в университете Джонса Хопкинса в США

Об американской офисной культуре

Университет Хопкинса: Мы придумали, что коронавирус убьет 65 млн человек

20 марта 202014:32

Смоделированная еще осенью прошлого года американскими учеными пандемия коронавируса предполагала, что из-за инфекции в мире погибнут 65 млн человек. Сейчас в Центре по безопасности здоровья университета Джонса Хопкинса оправдываются, что они не прогнозируют такое же количество жертв в случае COVID-19. Хотя модель распространения инфекции очень похожа на то, что происходит сейчас.

«Для сценария учений мы смоделировали придуманную пандемию коронавируса и заявили, что это не предсказание. Учения были предназначены для того, чтобы осветить те вызовы, которые встанут перед нами в случае серьезной пандемии. Сейчас мы не предсказываем, что вспышка nCoV-2019 убьет 65 млн человек. Хотя наши учения включали в себя новый коронавирус, мы не имели в виду вирус, похожий на nCoV-2019», — говорится в заявлении Центра по безопасности здоровья университета Джонса Хопкинса.

Речь идет о пандемических учениях «Событие 201», которые буквально за полтора месяца до обнаружения первого случая заражения COVID-19 в китайском Ухане провели в США.

Их организовали в октябре в Нью-Йорке Центр по безопасности здоровья университета Джонса Хопкинса, Всемирный экономический форум и Фонд Билла и Мелинды Гейтс.

На сайте Центра по безопасности здоровья университета говорится, что превращение эпидемий в пандемии с катастрофическим последствиями — лишь вопрос времени.

Грант на стажировку в университете Джонса Хопкинса в США Иллюстрация: centerforhealthsecurity.org. Грант на стажировку в университете Джонса Хопкинса в США Иллюстрация: centerforhealthsecurity.org.

На учениях специалисты, включая представителей Пентагона и крупных корпораций, обсуждали области, в которых общественно-частное партнерство сможет минимизировать последствия пандемии в экономике и социуме.

Интерес при этом вызывала не сама дискуссия, а сценарий, на основе которого велось обсуждение.

Его смоделировали в Центре по безопасности здоровья университета Джонса Хопкинса, и он во многом схож с тем, что происходит сейчас.

«Событие 201» симулирует вспышку нового зоонотического коронавируса, передаваемого от летучих мышей свиньям и далее к людям, что приводит к эффективному распространению вируса среди людей и серьёзной пандемии», — говорится в сценарии учений.

Его авторы уточняют, что патоген и болезнь, которую он вызывает, моделировались на основе коронавируса SARS (атипичной пневмонии), который легко распространяется среди людей и вызывает у них умеренные симптомы. Напомним, что нынешний COVID-19 порождается патогеном, который называют SARS-2. Источником обоих вирусов считаются летучие мыши.

Сценарий предполагал, что инфекция начинается на свинофермах в Бразилии.

«Сначала она распространяется тихо и медленно, но затем передача между людьми ускоряется в медицинских учреждениях. Когда инфекция добирается до малообеспеченных, густонаселённых районов некоторых мегаполисов Южной Америки, происходит вспышка заболевания, — авторы „События 201“ прописали, что далее инфекция экспортируется авиатранспортом в Португалию, Соединённые Штаты и Китай, а затем во многие другие страны. — Хотя поначалу некоторые страны могут контролировать рост заболеваемости, инфекция продолжает распространяться и, в конечном итоге, ни одна страна не может сохранить контроль».

Далее специалисты Центра по безопасности здоровья университета Джонса Хопкинса прогнозировали, что в течение первого года вакцину разработать не смогут. Уже будет существовать некий противовирусный препарат, который может помочь больному, но не способен существенно ограничить распространение болезни.

«Поскольку вся человеческая популяция подвержена заболеванию, в первые месяцы пандемии общее число заболевших увеличивается экспоненциально, удваиваясь каждую неделю. И с течением времени экономические и социальные последствия становятся всё более серьёзными», — разработчики сценария спрогнозировали, что за 18 месяцев от коронавируса умрет 65 млн человек.

А потом пандемия начнет замедляться из-за уменьшения числа восприимчивых людей и прекратится, когда появится эффективная вакцина или заражению подвергнется 80−90% населения планеты:

«С этого момента инфекция, скорее всего, станет эндемическим детским заболеванием».

Пандемия коронавируса COVID-19 заставила специалистов вспомнить об учениях в Нью-Йорке, а Центру по безопасности здоровья университета Джонса Хопкинса пришлось оправдываться.

При этом научное учреждение не является просто неким аналитическим агентством, а представляет из себя в том числе госпиталь и лабораторию в Балтиморе, где проводятся биологические исследования. Их заказчиком выступают в том числе и правительственные организации, включая DTRA, известную своей сетью биолабораторий у границ с Россией.

Грант на стажировку в университете Джонса Хопкинса в США Медицинский центр в Балтиморе. Иллюстрация: centerforhealthsecurity.org. Грант на стажировку в университете Джонса Хопкинса в США

Иллюстрация: govtribe.com.

После вспышки и начала распространения коронавируса Центр научных и инжиниринговых систем университета Джонса Хопкинса отметился тем, что сразу смог создать одну из самых обновляемых карт по распространению COVID-19.

Грант на стажировку в университете Джонса Хопкинса в США

Любопытно, что еще в 2018 году центр подготовил на средства благотворительной организации Open Philanthropy Project аналитический доклад «Характеристики пандемических патогенов». И в нем, в частности, эксперты не отрицали, что новая пандемия может начаться и из-за утечек опасных патогенов из лабораторий.

Грант на стажировку в университете Джонса Хопкинса в США

Иллюстрация: centerforhealthsecurity.org.

«Так как высока вероятность начала пандемии из-за РНК-содержащих вирусов респираторного распространения, необходимо особое внимание уделять исследованиям этих агентов, если они могут увеличить пандемические риски. Несмотря на то, что многие исследования этого класса вирусов сопряжены с низким риском, эксперименты по устойчивости к противовирусным препаратам, устойчивости к вакцинам и усиленной передаче, например, могут вызвать серьезные проблемы в области биобезопасности в случае нарушения правил», — говорится в докладе.

При этом эксперты Центра по безопасности здоровья университета Джонса Хопкинса указывают на то, что вспышка вируса свиного гриппа (A H1N1) в 1977 году стала результатом утечки из лаборатории:

«Эксперименты должны иметь свой собственный специальный процесс рассмотрения и утверждения, соответствующий рискам».

Как сообщало EADaily, ученые-вирусологи предвидели эпидемию коронавируса, знали, как она будет распространяться и какие страны попадут под ее удар первыми. Другой вопрос, началась ли эпидемия с естественного заражения или кто-то дал толчок, использовав оценки ученых в качестве лекала. Он пока остается без ответа.

Летняя стажировка в США для студентов: как поехать и стоит ли?

Многие российские студенты хотели бы получать высшее образование за рубежом. Но не у всех есть финансовая возможность. Чтобы поступить на бюджет в зарубежный университет, конкуренция слишком высокая. Не стоит расстраиваться. Можно получить летнее дополнительное образование очень даже бюджетно. У любого российского студента есть такая возможность.

Для того, чтобы понять весь процесс этой процедуры я поговорил с Дарьяной. Прошлым летом она закончила третий курс факультета свободных искусств и наук. Она посетила одну из таких программ обмена в США.

Грант на стажировку в университете Джонса Хопкинса в США Инстаграмм Дарьяны https://www.instagram.com/kaifunziy/

Как найти такую программу обмена?

Многие российские университеты сотрудничают с зарубежными и обмениваются студентами. Для того, чтобы попасть на такую программу необходимо узнать, есть ли в вашем университете летняя зарубежная стажировка.

“Мне от универа пришло предложение на летнюю стажировку в США. Я подумала, что это идеальный вариант на лето и нужно съездить. Просто подала заявку, там был конкурсный отбор, который, кстати, был совсем не строгий. Я предоставила резюме, средний балл по учебе и два рекомендательных письма от преподавателей. Это самое важное, чтобы о вас написали хорошо”.

Дарьяна, стажировалась в Bard College

Если в вашем вузе есть такие программы обмена, то подробнее об этом можно узнать в деканате или в кабинете международного сотрудничества и подать заявку.

“Это всё несложно. Главное вовремя отследить программу, вовремя подать заявку и соблюсти все дедлайны”.

Дарьяна, стажировалась в Bard College

Это не только для умных

Мнение о том, что летняя стажировка только для лучших студентов, ошибочно.

“Честно скажу, я знаю кучу студентов, которые учатся далеко не идеально, с долгами. Они всё равно прошли отбор и спокойно поехали на эту стажировку. Не нужно быть супер гением. Надо просто уметь вовремя собрать все необходимые бумажки”.

Дарьяна, стажировалась в Bard College

А что с визой?

Дарьяна попала на летнюю стажировку в Bard College. Он находится в паре часов от Нью-Йорка.Получение визы на такую программу обычно не составляет большой проблемы для действующих студентов.

Читайте также:  Цели урока английского языка, которые должен знать каждый преподаватель

“Виза нужна была J1 – это учебная виза для студентов по обмену. Год назад я пыталась получить туристическую визу B1 сама, но мне отказали. Хотя у меня уже до этого была американская виза. Здесь мне просто прислали приглашение из колледжа. Я поехала в Москву на собеседование и все прошло супер изи, я получила визу J1”.

Дарьяна, стажировалась в Bard College

Программа доступна для каждого

Для многих главным вопросом остается, сколько необходимо денег на такую поездку. А нужно ли вообще за что-то платить?

“Стоимость самой программы порядка 4000 долларов плюс билеты и карманные деньги. Саму программу в 4000 долларов покрывает колледж, который тебя принимает. Для них это своего рода реклама и престиж.

Сюда входит учёба, проживание, питание в кампусе. За билеты я платила сама, но если нет такой возможности, то можно подать заявление на материальную помощь.

Принимающий колледж поможет покрыть 50-70% стоимости билетов”.

Дарьяна, стажировалась в Bard College

Чтобы принимающий колледж оплатил часть суммы или даже полную стоимость перелёта в США необходимо предоставить справку о доходах семьи. Если это будет определенный минимум для коллежа, то они смогут предоставить соответствующую скидку.

Чему учат на таких программах?

Каждая стажировка имеет свои образовательные направления.

“Программа называлась Summer Science Intensive. Это такой летний научный интенсив, курс дополнительного высшего образования. Мы занимались экологией, изучали вопросы связанные с очисткой воды и с переработкой пластика”.

Дарьяна, стажировалась в Bard College Грант на стажировку в университете Джонса Хопкинса в США Инстаграмм Дарьяны https://www.instagram.com/kaifunziy/

Стоит отметить, что на такие программы студентов берут, чтобы они действительно учились, а не просто “классно проводили время”.

“Я поехала туда не потому, что я очень сильно хотела заниматься экологией. Мне хотелось побывать в американском колледже, провести классно время. Скажу больше, когда я подавала документы, я думала, что поеду туда тусоваться.

На деле, я все это время сидела в библиотеке и училась. Но я не пожалела, потому что почувствовала, как я прокачала себя в английском.

А еще я все 3 года занималась в ВУЗе только искусством, а здесь совершенно другая сфера деятельности, это прикольно”.

Дарьяна, стажировалась в Bard College

Летняя стажировка для студентов по обмену в американских колледжах проходит ровно так, как и для полноценных студентов этого колледжа.

“Время – деньги. И преподаватели и студенты относятся к образованию, как к тому, за что ты заплатил и должен получить за свои деньги. Преподаватели отрабатывают на 100% свою зарплату. Мы в России не понимаем, что опоздание на 5 минут стоит столько-то в деньгах. А там все это понимают. Даже за трехминутное опоздание студенту или преподавателю случится выговор. Всё должно быть вовремя”.

Дарьяна, стажировалась в Bard College

В США совершенно другие представления студентов о жилье и об общежитии.

“Принципиальная разница в том, что у нас в России общага и универ – это совершенно разные вещи. Они могут находится в разных частях города. Там это всё в одном месте. И если ты не живешь в кампусе, то ты просто выпадаешь из студенческой жизни”.

Дарьяна, стажировалась в Bard College

Как видите, поехать на стажировку – легко и полезно! Изучайте программы, подавайте заявки и учитесь с удовольствием!

Академический капитализм. Как американские университеты превращают исследования в бизнес

Большинство лучших исследований проводятся в университетах. Под руководством Гарварда университеты стремятся получить хоть какую-то прибыль. Неужели бизнес и образование несовместимы?

Впервые за 352 года в истории Гарвардского университета в сентябре этого года стремление к извлечению прибыли приобрело особенно явный характер.

Университет привлекает $30 млн частных средств в качестве первоначального капитала для своего товарищества с ограниченной ответственностью Medical Science Partners. Товарищество пытается извлечь выгоду из медицинских технологий, открытых и разработанных в гарвардских лабораториях.

Оно будет либо продавать, либо лицензировать эти технологии для отраслей промышленности, либо создавать новые компании, которые затем можно было бы продать.

Партнерством управляет Андрэ Ламотт, генеральный партнер компании Medical Science Ventures, и Ion Inc., это дочерняя компания, полностью принадлежащая Гарварду.

80% чистой прибыли, которые может заработать партнерство, должны быть распределены между инвесторами, а оставшиеся 20% будут переданы компании Ламотта, Ion Inc. и другим лицам, связанным с генеральным партнером.

На Ламотта возложены решения по инвестициям в пользу партнерства. Кто инвестирует этот фонд? Неизвестно. Это частные средства и конкретные инвесторы не называются.

Для тех, кто знаком с университетской жизнью, такое сочетание академической деятельности и материальной выгоды не покажется странным; мобилизация денежных средств, ко всему прочему, вероятно, является основной функцией президента любого университета. Обычно это просьбы о пожертвовании ради блага общественности. Но то, что происходит в Гарварде — это прямое участие великого университета в мире бизнеса.

Помимо Гарварда и другие институты вступают в эту бизнес-игру. Техасский университет в Далласе имеет такой же фонд. В университете Карнеги-Меллон в Питтсбурге рассматривается вопрос о формировании венчурного капитала.

И в конце года университет Джона Хопкинса в Балтиморе надеется сформировать фонд венчурного капитала, называемый Triad Investors Corp, в сумме $20 миллионов.

По словам доктора Джареда Кохона, заместителя проректора по научной работе, исследователи университета Джона Хопкинса внесли значительный вклад в изобретения, которые принесли огромную прибыль промышленности — например, сахарин был изобретен в университете Хопкинса. «До сих пор университет Хопкинса не получил никакой прибыли за это исследование», — отмечает он.

Создание фонда венчурного капитала в Гарвардском университете, вероятно, будет стимулировать и другие институты к рассмотрению подобных программ. В действительности, в течение нескольких недель после того, как президент Дерек Бок объявил о партнерстве, посыпались запросы из других институтов.

«Сближение исследовательской деятельности и коммерции в университетах неизбежно», — говорит венчурный инвестор Уолтер Ченнинг.

Будучи главой CW Group, 50-миллионного медицинского и биотехнологического венчурного предприятия в Нью-Йорке, Ченнинг может соперничать с Гарвардом.

 Ченнинг говорит, что «биотехнологические исследования можно проводить даже в самых маленьких лабораториях, каждое медицинское учебное заведение имеет возможность создавать добавленную стоимость, проводя биотехнологические исследования».

Университеты чувствуют, что они должны начать извлекать доходы. Они так много уже вложили в материальную основу, что должны найти способы извлечения денег из нее. Доктор Ричард Киерт, президент Университета Карнеги-Меллон, уверен: «Существует огромная необходимость в строительстве новых зданий или ремонте старых, но трудно получить частные средства на эти цели».

Большинство учреждений в значительной степени полагаются на федеральное правительство для финансирования исследований; обычно дядя Сэм выделяет от 75% до 80% университетского бюджета на НИОКР.

При всех жалобах в отрасли образования на правительственные сокращения расходов, есть один неоспоримый факт: федеральные расходы на научные исследования и разработки в области здравоохранения в высших учебных заведениях составили в среднем $4,6 млрд в год, то есть на 8,5% больше, чем в 1987 году. Но сегодняшнее давление на правительство и лоббирование сокращения бюджетного дефицита почти наверняка приведет к отсутствию роста или незначительному росту федеральных расходов на НИОКР в будущем. Уже сегодня исследователи получают подобные сообщения из Национальных институтов здравоохранения: «Ваш грант одобрен, но не будет финансироваться в течение неопределенного периода времени».

В 1986 году, в самый последний год, по которому есть данные, частный бизнес выделил $667 миллионов для исследовательских лабораторий университетов. Это больше, чем лицензионные сборы и роялти, которые компании обычно платят университетам за их исследования.

Но соглашения о роялти приносили гораздо меньше прибыли как для ученых, так и для университетов, по сравнению с тем, что ожидается от новых фондов венчурного капитала.

Например, в прошлом году крупнейший в стране Стэнфордский университет из полученных роялти и лицензионных сборов привлек всего лишь $6,1 млн.

Если дополнительные средства для работы лабораторий не найдутся, то отчаявшиеся ученые перейдут со своими исследованиями в частный бизнес. Известный случай произошел в 1980 году с гарвардским профессором биохимии и молекулярной биологии, Марком Ташне.

Вместо того, чтобы унести свои блестящие открытия в области рекомбинантной ДНК в какую-либо биотехнологическую компанию, он обратился к Гарвардскому Комитету по патентам и авторским правам, чтобы университет рассмотрел вопрос создания компании для коммерциализации результатов его исследования.

Гарвардский Комитет рассмотрел эту идею, но отказался от нее, ссылаясь на возможность возникновения серьезных противоречий с академической ролью университета. Ташне основал Институт Генетики с капиталом в $20 миллионов на биотехнологические исследования.

Он до сих пор является членом медицинского факультета, но успех Ташне в Институте Генетики имеет некоторое отношение к недавнему решению Гарварда инвестировать в собственные исследования.

С национальной точки зрения имеет смысл поддерживать университетские лаборатории. В международной борьбе за рынки, инвестиции в университетские лаборатории не дают Америке сохранять свое лидерство в таких областях, как биотехнологии.

Читайте также:  Правило и таблица с примерами предложений с have/has

Министерство международной торговли и промышленности Японии определило необходимость развития биотехнологий в Японии.

Уже сейчас правительство приняло финансовые меры для стимулирования крупных биотехнологических компаний, таких как текстильные, химические и продовольственные компании, с целью создания новых биотехнологических продуктов. Эти компании привлекают ученых со всего мира и находятся в поиске выгодных сделок.

В этом контексте создание венчурного капитала имеет смысл для университетов. Они уже вкладывают часть своих средств в венчурные фонды, поэтому им нетрудно перейти к следующему шагу — инвестировать в свои собственные исследования.

Почему венчурный капитал, а не финансирование со стороны крупных компаний? Венчурный капитал шире по объему, чем деньги от какой-либо фармацевтической компании, заинтересованной в определенных исследовательских областях.

Концепция венчурного капитала также имеет благоприятные стороны: он предлагает маленьким университетам еще больше погрузиться в исследования.

«Деньги национальных институтов здравоохранения (НИЗ) идут в Йельский, Стэнфордский и Гарвардский университеты.

У национальных институтов здравоохранения не хватает смелости выделить средства неизвестным институтам», — говорит венчурный инвестор Ченнинг.

Насколько хорошо работают эти венчурные фонды? Генеральный партнер гарвардского фонда, Андрэ Ламотт, имеет 13 лет опыта в науке, разработке, маркетинге и в медицинской отрасли. Но это не обязательно может являться залогом успеха. Рассмотрим опыт Массачусетского Института Технологий (МИТ).

В 1972 году он учредил корпорацию MIT Development Foundation для определения коммерчески перспективных исследований в Институте, создания новых компаний и, по сути, для объединения фондов и управления ими. Корпорацией руководили опытные венчурные инвесторы и совет попечителей МИТ. Но она развалилась через шесть лет.

Пол Грей, президент МИТ, говорит: «Мы несколько недооценили ту остроту боли, которую могли вызвать потенциальные конфликты. Это оказалось менее продуктивным, чем мы ожидали».

Доктор Норман Браун, директор по передаче технологий в университете штата Юта, рассказывает о подобном опыте. Его институт учредил программу, названную «академическим капитализмом», которая помогала исследователям передавать технологии из лаборатории в начинающую компанию.

И университет Юты достиг некоторого успеха: с 1978 года возникло 50 компаний, было создано 4500 рабочих мест и получено государственных и местных налогов в размере $20 миллионов в год. Но из 50 только несколько компаний были прибыльными.

Рассказывая о неудачах, Браун говорит: «Передача лицензий на наши технологии местным начинающим компаниям либо была неудачным решением для коммерциализации, либо это создавало проблемы университету».

Какого роды проблемы? В Массачусетском Институте Технологий была одна проблема — конфликт интересов. Некоторые задачи, которыми должны были заниматься аспиранты, были мотивированы финансовыми интересами факультета.

По словам Кеннета Смита, помощника проректора и вице-президента по исследованиям МИТ, «было очень трудно достичь действительного разделения деятельности факультета в рамках новых компаний и в рамках их исследований и преподавания в МИТ.

» Опыт МИТ, похоже, подтверждает опасения тех, кто предсказывал, что, если преподаватели университетов встанут перед выбором между богатством и преподавательской деятельностью, они, чаще всего, сделают вывод, что богатство лучше.

В Гарвардском университете полагают, что они разрешили свой потенциальный конфликт, потребовав, чтобы работники факультета, занимающиеся исследованиями для фонда, посвящали «не более 20% своей профессорской деятельности сторонней работе, и это не должно быть больше одного рабочего дня в неделю». Но это еще должно вступить в законную силу.

Те, кто уже имел дело с венчурным капиталом, удивляются, действительно ли университеты имеют возможности сделать выбор в пользу венчурного капитала. Коэффициент попадания в стартап-компанию крайне низкий.

Люди, принимающие решение в университетах в пользу венчурного капитала, сразу же вовлекутся в конфликт с преподавателями, поскольку чаще всего им придется говорить «нет» большинству исследователей.

Если они скажут «да» сомнительным исследованиям, то они не заработают ни цента.

Но, возможно, самая серьезная проблема для этих новоявленных венчурных капиталистов состоит в том, что для того, чтобы соответствовать жестким планам коммерциализации, их исследования должны быть очень поспешными или плохими.

В случае, о котором сообщал Boston Globe в октябре, Гарвардский медицинский институт признал, что бывший исследователь совершил серьезное нарушение основополагающих принципов проведения исследований в ходе клинических испытаний экспериментального препарата в Бостонской больнице.

История была такова: Исследователь Шеффер Ценг, ныне доцент Медицинской школы Университета Майами, изучал пациентов с так называемым синдромом сухого глаза, когда слезы не образуются должным образом.

Препарат, который вводили во время испытаний, — это мазь с витамином А под названием Третиноин, которая была разработана публичной компанией Spectra Pharmaceutical Services Inc., Ганновер, штат Массачусетс.

Доктор Ценг был консультантом компании Spectra и получил 530 000 акций компании во время действия этой ассоциации. Spectra стала публичной, продавая акции по цене $2 за штуку, в декабре 1985 года.

Ассоциация с Ценгом при Гарвардском Университете повысила кредит доверия к компании, и цены ее акции выросли до $8,25 в следующие несколько месяцев. Репутацию компании поддерживало и то, что Ценг сообщал об успехе его исследований Третиноина на 22 пациентах.

Вскоре после этого Ценг начал испытывать этот препарат на более чем 200 пациентах, что не было санкционировано университетом. Он продал 200 000 акций Spectra, пока проводил свои испытания.

Ценг ушел из Гарвардского университета в 1986 году, а университет начал изучать его исследования. В марте 1987 года Spectra заявила, что отчеты об успехе Ценга в области лечения синдрома сухого глаза были преждевременны. На этих новостях акции, которые торговались в том году, упали до 37 центов за акцию вместо $6,25.

Хотя ни один из пациентов Ценга не пострадал, история некоторым образом повредило репутации Гарвардского университета. Что касается нового фонда венчурного капитала и возможных конфликтов, к которым он может привести, Гарвардский комитет говорит, что уже принял меры, чтобы защитить себя от чрезмерной алчности.

Будут ли фонды успешно работать — неизвестно, но стоит хотя бы попробовать. Как говорит Ричард Киерт, президент Университета Карнеги-Меллон: «Знания становятся наиболее важной составляющей экономического развития». Следует дать шанс тому, что помогает финансировать полезные исследования.

Университет Джона Хопкинса собрал $17 млн на изучение психоделиков

.str1{stroke:#555961;stroke-width:2.3622}.str0{stroke:#555961;stroke-width:3.1252}.fil2{fill:none}.fil1{fill:#555961}.fil0{fill:#fff} .str1{stroke:#555961;stroke-width:2.3622}.str0{stroke:#555961;stroke-width:3.1252}.fil2{fill:none}.fil1{fill:#555961}.fil0{fill:#fff} .

str1{stroke:#555961;stroke-width:2.3622}.str0{stroke:#555961;stroke-width:3.1252}.fil2{fill:none}.fil1{fill:#555961}.fil0{fill:#fff} .tst0{fill:none;stroke:#575b62;stroke-width:.9772}.tst1{fill:#FFF}.

tst2{fill:#575b62}

деловой журнал об индустрии здравоохранения

02 Июня 2021 Фармбизнес ФМБА зарегистрировало препарат для лечения среднетяжелого течения COVID-19 1 июня 2021, 23:22 Фармбизнес Правительство прописало полномочия агрегаторов в правилах дистанционной торговли препаратами 1 июня 2021, 21:18 Мединдустрия Минздрав представил особенности проведения периодической аккредитации в 2021 году 1 июня 2021, 21:08 Мединдустрия Сахалинская область за 22 млрд рублей возведет 15 клиник по ГЧП 1 июня 2021, 20:59

  • Новости
  • Рейтинги & Аналитика
  • Мероприятия
  • Журнал
  • Партнерские Проекты
  • Поддержать

Главная Новости

Университет Джона Хопкинса собрал $17 млн на изучение психоделиков

Александр Осипов Фармбизнес 9 сентября 2019, 13:29 1

hub.jhu.

edu Университет Джона Хопкинса (Балтимор, США) открыл Центр изучения психоделиков в качестве средства для лечения неврологических заболеваний.

В отсутствие госфинансирования подобных исследований операционные расходы центра в течение первых пяти лет будут покрываться за счет привлечения частных инвестиций – от Фонда Стивена и Александры Коэн и четырех благотворителей, уже собравших $17 млн.

Психоделики – класс соединений, вызывающих изменение сознания. «Создание центра отражает новую эру исследований в области терапии и психики благодаря изучению этого уникального и замечательного класса фармакологических соединений», – заявил директор отделения психиатрии Университета Джона Хопкинса Роланд Гриффитс.

В Университете Хопкинса большая часть предыдущих работы с психоделиками была связана с псилоцибином, химическим веществом, которое содержится в некоторых грибах.

Дальнейшие исследования позволят определить эффективность его в качестве новой терапии опиоидной зависимости, болезни Альцгеймера, посттравматического стрессового расстройства, синдрома болезни Лайма, нервной анорексии и употребления алкоголя у людей с депрессией, трудно поддающейся лечению.

Исследователи надеются создать лекарственные препараты с учетом индивидуальных потребностей отдельных пациентов.

Источник HJU Подписывайтесь на наш канал в Telegram

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс Дзен

Поделиться в соц.сетях +1 +1 +1 +1

Самые читаемые новости за все время

Мединдустрия Коронавирус и COVID-19. Мониторинг 5 июня 2020, 23:47 Мединдустрия Вакцина от коронавируса: что происходит в России и мире 17 января 2021, 0:29 Мединдустрия Умер известный эксперт-криминалист Виктор Колкутин 24 сентября 2018, 17:23 Мединдустрия Путин утвердил параметры нового национального проекта в здравоохранении 7 мая 2018, 18:51 все новости ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ Подписаться

Нажимая на кнопку «подписаться», вы даете согласие на обработку персональных даных.

Ваша заявка принята

Мы отправили Вам письмо. Для подтверждения подписки на новости перейдите по ссылке в письме.

Ошибка

  • Новости
  • Рейтинги & Аналитика
  • Мероприятия
  • Журнал
  • Партнерские Проекты
  • Поддержать
  • РЕДАКЦИЯ
  • РЕКЛАМОДАТЕЛЯМ
  • КОНТАКТЫ И РЕКВИЗИТЫ
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector